Хабиб был лучше Конора даже в стойке. Ирландец стал слишком сытым

08.10.2018

Нужен второй бой.

«Я не рассматриваю этот бой как поединок ударника против борца. Люди недооценивают мою ударную технику. Я часто использую грэпплинг и борьбу, но я приготовил небольшие сюрпризы для Конора», – говорил Хабиб перед поединком в Лас-Вегасе.


Уже во втором раунде Хабиб попал по Конору правым оверхендом и отправил в нокдаун. Ирландец мгновенно поднялся, но глаза у него потухли: он только что целый раунд беспомощно пролежал под Хабибом, а теперь выглядел так же беспомощно на своей территории, в стойке. Когда Хабиб тут же пошел с ним в размен, стало понятно, что ирландцу уже ничего не светит: какая-то очень важная часть его мощи так и осталась на настиле центра октагона.

Конор слишком поверил в свою ударку. О его разрушительной левой говорили все: он сам, его команда, эксперты и даже Хабиб. Он вальяжно занял центр октагона, двигался в широкой стойке и с задранной головой. Привычно прощупывал дистанцию до Хабиба длиннющей правой (его размах рук – 188 см против 178 у Хабиба), чтобы в удобный момент всадить левую. Но Конор не смог ни удержать дагестанца, пробив навстречу, ни попасть сам.

Хабиб сделал все как и обещал. Он грамотно резал углы атаки: когда Конор бросал удар левой или ногой, дагестанец уже оказывался в другой стороне, а ирландцу приходилось разворачиваться. Хабиб не давал Конору ни секунды, чтобы прицелиться. Некогда резкий и взрывной ирландец выглядел на фоне Нурмагомедова сонным увальнем. В пропущенном оверхенде не было тактической недоработки – была расхлябанность и медлительность, несовместимая с боями такого уровня. Вероятно, на этот удар не ставил даже сам Хабиб, но в воскресенье он помог ему не меньше, чем борьба.

Хабиб был быстрее и лучше чувствовал дистанцию – с его борьбой и физической мощью этого было достаточно для победы. Начиная с третьего раунда Конор уже не мог оттолкнуться от настила забитыми ногами, чтобы дотянуться до дагестанца, а его руки повисли вдоль тела. Он спекся. О борьбе в стойке и партере бойцов мы не узнали ничего нового: Хабиб валил ирландца и мучил в партере, схватил за подбородок и заставил сдаться.

Конор – разочаровал. Он выглядел так, будто в своей новой сытой жизни после боя против Мэйвезера (за который, по информации The Telegraph, получил 70 млн долларов) растерял все, из-за чего забрался так высоко: агрессию, скорость, мощь. Он стал заложником своей же атаки на автобус и явно не был готов драться против такого монстра, как Хабиб, уже в октябре (на который, наверное, уже спланировал отдых на Ибице). Но как бизнесмен он не мог отказаться: еще чуть-чуть, и градус ненависти между бойцами упал бы вместе с интересом к бою. Конор принял поединок, когда мог максимально на нем заработать – и заработал (со всеми процентами выйдет фантастическая сумма, в разы больше заявленных 3 млн долларов). Но зачем ему еще один вагон с деньгами, если он только что проиграл в самом личном противостоянии и, по сути, был посрамлен?

За что Конора невозможно не уважать, так это за упрямство и стремление добиваться своего. В 2016-м он уже разгромно проигрывал Нэйту Диасу и вместо того, чтобы вернуться в полулегкий дивизион и набивать себе цену бессмысленными победами, попросил незамедлительный реванш, выстроил грамотный план на бой и победил.

После поединка с Хабибом президент UFC Дэйна Уайт поддержал Конора: «Ты хорошо дрался», – сказал он ему прямо в октагоне. «Какая разница, как я дрался – ответил Конор. – Я хотел унизить этого парня».

Он хочет реванша против Хабиба. А если ирландец хочет какой-то бой, он его получает.

Источник

Мы родом из самбо 

лого самбо 2.png

Возврат к списку


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений