Зураб Кахабришвили

26.06.2017 Проект «Мы родом из самбо» родился не только для того, чтобы рассказывать про судьбы чемпионов. Самбо действительно большая семья, где, как и в любой семье радуются удачам близких и вместе переживают проблемы. Но наш проект еще и для того, чтобы говорить о тех, без кого немыслим спорт. Сегодня в самбо-гостиной доктор медицинских наук, профессор, академик, заслуженный тренер по самбо Грузии, член комиссии ФИАС по медицине и антидопингу Зураб Кахабришвили.

  - Трудно получить желаемое сразу. Путь самбо в олимпийскую семью нелегок, и уже нет сомнений в том, что все 9 весовых категорий олимпийскими не станут. Континентальные федерации начали эксперименты, например, Чемпионат Африки прошел в формате сокращенного количества весов. Но сгонка или набор веса для спортсмена имеет ограничения. И кому как не врачу сборной знать, как тяжело они даются. На Ваш взгляд, будут сломанные судьбы? Или общая мечта самбистов об Олимпиаде все-таки важнее?

  - Да, на Олимпиаде даже в борьбе две весовые у мужчин убрали, отдали женщинам, уравняли права. Сделали по 6 категорий. Но чемпионаты мира и Европы проводят и по неолимпийским категориям. Думаю, у самбо будут такие же условия. Мы же все вместе - большая семья. Хочешь бороться - приезжай на континентальные чемпионаты, борись! Но чтобы в олимпийскую семью зайти, придется жертвовать количеством весов. Мы все верим, если самбо станет олимпийским видом - это будет огромная победа. Для всех! И для зрителей в том числе, потому что, согласитесь, сейчас самбо стало более зрелищным, чем другие виды борьбы. Не хочу критиковать другие виды спорта, но так сами спортсмены говорят. Так что ради олимпийской цели можно жертвовать количеством весов. Например, 52 кг и 57 кг вполне можно объединить и сделать общую категорию 55 кг. Всем хорошо. И гонять не сложно. Очень важно, чтобы в 2019 году в Беларуси на Вторых ЕвроИграх было представлено максимальное количество весовых категорий. Вы помните, в Баку на Первых играх самбо было представлено только в 4-х весовых у мужчин и у женщин. Я считаю этого мало. Нужно хотя бы по 6 категорий. Этого будет достаточно.

  - Как журналист я знаю: если мне нужны фотографии хороших бросков на чемпионате или турнире, отправляй фотографа в зал утром. В финальных схватках бросков значительно меньше, спортсмены стараются страховаться.

- Да, в финалах, как правило, проходят схватки сильные борцы, равные по мастерству. Так что в финалах больше помогает психология. Это вообще отдельная тема.

- Да, первое чему учат в самбо – падать. Вы видите, когда спортсмен сам ошибается, а когда тренер виноват, недоработал?

- Вы правы, конечно, я вижу. Все ошибки тренеров. Вижу, когда спортсмена выводят и по дороге к ковру ему объясняют: будешь работать только на правую руку или в какую-то определенную зону. Этому нужно учить на сборах. Нужно заранее анализировать записи схваток своих соперников. На турнире спортсмен должен быть настроен только на схватку, что-то новое учить поздно. Если он эту руку не делал. Если ему говорят «работай правой», а он левша! Что делать? Тогда уж лучше ему вообще ничего не говорить. Да, я давно шучу: когда выигрывает спортсмен, значит выигрывает тренер, когда проигрывает – ищут виноватых. Судья, врач, массажист, погода… Я слишком давно в борьбе и хочу, чтобы каждый осознавал свои ошибки. Проиграл – признавайся: «Я проиграл». Нужно работать, исправлять свои ошибки и все будет нормально.

- Чемпионат Европы в 2017 году прошел в Минске. Нравится здесь?

- Да, мне здесь очень нравится! Мы здесь сборы провели. Мне очень нравится спорткомплекс «Стайки». И я могу сказать: из всех мест, где проводили сборы, на первом месте именно стайковская столовая.

- Приятно слышать! Я знаю, что Стайки часто критикуют за «советское питание», все порциями, нет шведского стола.

- Нет! Это место, где правильно и точно готовят еду, по-спортивному и для спортсменов. Ваши специалисты высчитывают калории и дают точно то, что спортсмену нужно. Такого нет нигде. Не нужен на сборах шведский стол. У меня сейчас ребята гоняли вес. Были в Стайках неделю. Кушали, тренировались. И согнали вес не голодными! МЫ просто убрали из их меню то, что им не нужно. И еще была возможность выбора. Вас критикуют за это? Ерунда. Мы специально приехали на сборы именно сюда, и для акклиматизации и поработать с вашим тренерским составом. Слава Кот (главный тренер национальной команды Беларуси, здесь и далее прим.редакции), Виктор Бухвал (судья международной категории экстра-класса), Магомед Рамазанов (чемпион мира, тренер по самбо) делают все, чтобы все были довольны. Так что мы очень рады этим совместным сборам.

- На континентальных турнирах, может, меньше чувствуется смена часовых поясов. А на чемпионатах мира разница во времени всегда заметка. Какие рекомендации в таком случае?

- Мы всегда стараемся дать время на адаптацию к смене часового пояса. Например, был чемпионат мира в Японии. Для нас это 6 часов разницы. Мы за 6 дней прилетели, чтобы привыкнуть к местному времени. Считается, для того, чтобы привыкнуть к смене часового пояса, нужно пользоваться правилом: 1 час равно 1 день. Важно и то, во сколько самолет прилетает. Если утром, нужно сделать так, чтобы ребята в самолете поспали. А когда прилетели – чтобы гуляли до самого вечера, днем не спали, иначе трудно потом будет. Если прилетаешь вечером, хочешь - не хочешь, а ложишься спать. А утром я бужу спортсменов в то время, когда начинается сбор или тренировка, или соревнования. Такая адаптация правильная.

- То есть для спортсмена нет паузы на перелет, на отдых? Вы за ними следите круглосуточно?

- Да, только тогда будет результат. И они сами должны понимать, что вся забота для их же блага. У всех сейчас смартфоны, кино можно по телефону смотреть. Так и происходит – если нельзя спать, все в телефонах. Объясняю: спать будет нужно, когда прилетим. Понимают. А иногда наоборот, прошу выключить телефон, даю повязку для сна на глаза.

- Не могу не затронуть еще одну актуальную тему. Антидопинг.

- Я же защитил диссертацию по мельдонию! Да! Все члены ВАДА, все врачи знали, что в моей докторской диссертации 2003 года одна глава полностью посвящена медьдонию, милдронату. Был период, когда мои друзья-бизнесмены предложили это лекарство производить и продавать в Грузии. Деньги выделили на лабораторные исследования. Я давал этот препарат спортсменам до, во время, и после соревнований. Сказать, что был какой-то сверх эффект я не могу. Это больше был эффект плацебо. В 2004 году я давал этот препарат всем, потом стали появляться более действенные препараты, и я постепенно убрал милдронат почти во всех рекомендациях для спортсменов. Я его давал ветеранам, после инсульта, для восстановления, повышения работоспособности. А когда в 2015 году получили тот самый документ - отменили совсем. Ведь искали у спортсменов не столько мельдоний, сколько гормон роста. Стали искать тех, кто принимал мельдоний. В описаниях этого лекарства написано было, что выводится из организма черед две недели. А стали находить через три-четыре месяца. Решение о том, что этот препарат - допинг принималось на заседании, на котором меня не было. Потом со мной связались, как с автором диссертации по этому вопросу. Я откровенно сказал: препарат не такой уж действенный, как вы опасаетесь. Из-за этого не должны гибнуть карьеры спортсменов. Тогда я сказал: найдите мне такого человека, у которого нашли бы и мельдоний, и гормон роста. Такого человека в мире не было. Тогда еще вопрос: когда я защищал диссертацию, у меня были данные лабораторных исследований. Покажите мне ваш мониторинг. Таких данных не было. Так почему же вы заносите этот препарат в список запрещенных? Ответ был короткий: много постсоветских стран используют его. Но я и сейчас уверен: этот препарат ничего особенного не делает. Поверьте, доктору медицинских наук, это не анаболик и не стероид, это легкий поддерживающий препарат.
Но основной список запрещенных препаратов правильный. Его реально придерживаться. Я считаю, что фейр плэй имеет значение. Если побеждаешь – побеждай достойно. Даже если тебя не поймали! Да, анаболики помогают. Но какой ценой! Мужчинам очень вредно для потенции, женщины превращаются в мужчин. И наоборот. Не надо рисковать. Я как врач никогда не буду рисковать здоровьем спортсмена. Лучше использовать какой-то психологический ход, придумываю сам что-то. Результат тот же, но без последствий. Я, когда студентам лекции читаю, допинг у меня одна из тем. И молодым врачам всегда говорю: кто первыми попались на допинге? Астерикс и Обеликс. Но у них была подготовка чуть не с детства, биологический был элексир. А сына Цезаря допинг превращал в монстра. Очень яркое сравнение, помогает учиться. Так устроен спорт, что атлеты должны что-то принимать. Иногда он смотрит на соперника, тот заслуженный, здоровый, всех побеждает. Как с ним бороться?! Врач дает таблетку простую, просто витамин. А сразу силы появляются. Психологически легче ему. Значит работа выполнена. Врач помог.

- Это опыт, секрет профессии?

- Я 25 лет занимаюсь работой со спортсменами. У меня шестой олимпийский цикл. Секрет прост: надо любить свою работу. Когда ты на соревнованиях - нет ни дома, ни семьи. Я всегда выключаю телефон. Если что случится - я там не помогу, а здесь все провалю. Пока идет борьба – в зале твой дом, команда - твоя семья. Не только сборная моей страны. Вижу, спортсмен сидит без врача, проблемы у него. Всегда подойду, помогу. И спортсменам говорю: не шепчитесь в кулуарах, что я кому-то помогаю больше, кому-то меньше. Есть проблемы – подойди, спроси. Я люблю свою работу. Не делю спортсменов на своих и чужих.

Возврат к списку